8 (8422) 73-73-01
ulkse@mail.ru
eng

Иван Королев: «Умение художника складывается из двух составляющих: одна половина – насмотренность, вторая – труд»

Иван Королев: «Умение художника складывается из двух составляющих: одна половина – насмотренность, вторая – труд» В рамках Марафона событий Международного конкурса непрофессиональной анимации «Будильник» – проекта-победителя грантового конкурса «Ульяновская область – творческий регион» – свой мастер-класс провел художник-аниматор, работавший в международных компаниях, в том числе Rovio Animation, Иван Королев. Нам удалось задать Ивану несколько вопросов и выяснить, какой программе он отдает предпочтение при создании анимации и почему важно знать английский язык.

- Вы закончили УлГТУ по специальности «дизайнер-архитектор». Когда Вы поняли, что хотите заниматься не архитектурой, а именно анимацией?

- На пятом курсе университета из шести. Я уже стал работать в фирме, и мне стало понятно, что архитектура в Ульяновске – это не совсем то творчество, которое я себе представлял, по крайней мере, в первые лет 10 тебе не дадут делать дома, потому что придет заказчик и будет говорить: «Я не хочу так, я хочу арку». И он прав, ведь это он платит. А для меня архитектура – это придумывание, это игра с формами и объемами. Но, как мне кажется, практически везде в России перед архитектором ставятся очень жесткие рамки. И если кто-то может в них существовать, то я так работать не хочу.

Сначала я поменял архитектуру на web-дизайн, но в этой сфере меня тоже быстро настигла тоска. Когда я приехал в Москву и устроился работать над созданием 3D-моделей, я занимался моделированием унитазов. В моем портфолио их было около 200. Это занятие ничего не дало для меня в плане творчества, но позволило научиться работать с 3D.

С другой стороны, работая там, я сделал проект робота, благодаря которому я выиграл конкурс и получил возможность бесплатного обучения в Scream School на отделении компьютерной игровой графики. Когда я начал там учиться, я подумал: «Вот оно где, творчество!» В играх ты можешь быть архитектором и создавать те же самые здания, только виртуальные. И здесь тебе наоборот скажут, что ты делаешь слишком обычные, скучные дома, и попросят сделать еще этажей 40. Шанс, что такие строения по твоим чертежам же могут появиться в жизни, выпадает раз в 10 лет. А потом я, проходя обучение, случайно увидел, как студенты соседней группы анимируют ворону, и это было очень живо. Тем более, что анимация позволяет действительно рисовать, то есть делать то, чего мне всегда хотелось. В университете мы тоже немного рисовали и писали живопись, но в анимации немного другой подход к рисунку – ты рисуешь не так, как в натуре, а так, как красиво.
ball_interior.jpg
- У Вас есть опыт работы в международных анимационных студиях. Чем их подход к анимации отличается от российского?

- У них иной подход скорее не к анимации, а к бизнесу. Там он более человечный, что ли. Конечно, есть и определенные временные рамки, и противоречивые требования заказчика, но там не задерживают зарплату. И, надо сказать, это очень большой плюс. В Москве, например, есть очень много студий, где можно наблюдать ситуацию: сроки сдачи поджимают, но зарплату не выдают и только подгоняют «делай быстрее, делай быстрее». А какой у тебя стимул что-либо делать, если у тебя на метро денег не хватает и просто есть нечего? У меня так было, и скажу, что не очень хочется анимировать или рисовать в таком настроении. Какое еще может быть отличие… на английском говорят, да.

Сейчас я живу в Финляндии и делаю несколько самостоятельные проектов. На них нужно очень много времени, как только я их закончу, снова куда-нибудь устроюсь.

- Как Вам работалось, в частности, в Rovio Animation?

- Хорошо, там было много испанцев, французов, англичан, все общались на английском языке. Вообще без этого языка сейчас никуда. Я не говорю, что нужно обязательно ехать работать за границу, но, к сожалению, сейчас в России нет возможности по-настоящему работать в анимации. Мы с ребятами делали какие-то классные вещи в этой сфере, но мы это делали не на работе, потому что это никому не надо, за это никто не будет платить. За границей просто есть больше интересных проектов, оплачиваемая работа. Можно работать на них и из России, на фрилансе, но и для этого нужен английский язык. Хотя у меня есть друг, который очень здорово рисует, но плохо знает английский. Так компания наняла переводчика, лишь бы он у них работал. Но я считаю, что на него не стоит равняться. Тем более, что выучить язык – это вопрос мотивации. Никто не может заставить человека учить, человек может заставить себя учить только сам.

- Какая у Вас любимая программа для анимации?

- Adobe Photoshop. На Западе в нем постоянно ведется работа. Если создается рисунок, то он практически всегда делается в «фотошопе». Если это анимация, то с ней, как правило, работают в Adobe Flash, но я все равно предпочитаю «фотошоп» и готов терпеть некоторые неудобства при работе с ней.

- Есть ли в мире анимации художник, на которого Вы хотели бы равняться?

- Наверно, это все диснеевские аниматоры. Например, Саша Дорогов, который анимировал Стича из диснеевского мультфильма «Лило и Стич», анимирует как бог. А вообще много таких людей. Это становится понятным, если зайти, например, на страницы выпускников французской школы Gobelins и посмотреть, какие они делают мультики в свободное от работы время.

- Есть ли у Вас в голове некий мультфильм мечты, мысли о котором не дают покоя?

- Есть наброски, которые я делаю постоянно. Может быть, где-то через 10 лет таких набросков наберется на целый полнометражный мультик, но пока материала полного нет. Кроме того, одному такой мультфильм создать сложно, просто потому что нужен, как минимум, человек, который рисует, и человек, который анимирует. Один человек будет делать обе эти работы не меньше года, а то и 10 лет, как Юрий Норштейн, который до сих пор самостоятельно анимирует мультфильм «Шинель». Так что задумка есть, но не полного метра.

- Сегодня мы находимся на мастер-классе в рамках Марафона событий Международного конкурса непрофессиональной анимации «Будильник». Как ощущения от работы с ребятами?

- Ребята на мастер-класс пришли разные. Были те, кто уже что-то уже знает, что-то видел в Интернете. Были те, кто послушал, но их не затянуло такое дело, как анимация. Пусть участников было совсем немного, я рад, что они были на мастер-классе.
dSFqFuaWEuA.jpg
- В Ульяновске творческие индустрии только начинают развиваться, а как с ними обстоит дело в Москве?

- Если говорить о конкретной индустрии – анимации, то, на мой взгляд, не очень. Например, если ты будешь работать в анимации, то тебе будет не хватать денег. И многие из-за этого не хотят ею заниматься, ведь кушать тоже хочется. Есть школа анимации Scream School, где тебя обучат азам, но обучение достаточно дорогое. Ну и Саша Дорогов, которого не сложно найти в интернете.

Чтобы что-то изменилось в индустрии анимации, с одной стороны, нужно заинтересовывать людей в этом направлении. Потому что то, что сейчас делают ребята из России, они делают не потому, что их позвали на отличную работу, а супротив, в нерабочее время. А с другой стороны люди не хотят напрягаться. Анимация – это в принципе длительный процесс. Когда мы делали с ребятами вшестером 30-секундный мультик, нам потребовалось 2 месяца. Если вы хотите сделать короткий метр на 10 минут, то нужно 40 месяцев.

Умение художника складывается из двух составляющих: одна половина – насмотренность, вторая – труд. И друг без друга они, мне кажется, не очень работают. Чтобы овладеть любым делом, нужно 10 лет потратить, рисовать каждый день. Кроме того, в Интернете можно найти любые курсы, посмотреть уроки, в том числе бесплатные. Например, я проходил online-курс по созданию сторибордов от парня из Dreamworks, который делал раскадровку для «Как приручить дракона». А ведь эта работа – выстраивать весь фильм на набросках – почти режиссерская, очень сложная, но очень интересная. Поднакопи денег на подобный мастер-класс и участвуй в этих курсах хоть из Ульяновска, хоть из США, хоть, как я, из Финляндии.

Есть люди, которые занимают промежуточное звено: они вроде бы творческие, но в какой-то момент уходят работать с концами в офис и больше ничем интересным не занимаются. Лет 6 назад я даже и мыслить не мог, что кто-то может серьезно работать в анимации. Мне казалось, что такие люди сидят на облаке, колдуют молниями, и получается анимация. Ведь не так сложно допустить до себя мысль, что ты можешь в качестве работы делать мультфильмы, и попробовать себя в этом деле. Не получится – всегда можно уйти обратно к маме. Главное, чтобы в 60 лет не пришло сожаление, почему я этого не сделал.

Все это зависит от силы воли человека, от его самодисциплины. И здесь все просто: что ты хочешь своим внукам рассказывать? Что ты хотел быть рок-музыкантом, но не стал, или что ты Мик Джаггер? Мне кажется, приятнее быть Миком Джаггером в области, которой ты занимаешься. Можно смотреть классные сериалы, а можно это делать параллельно с рисованием. Мне не хочется, чтобы моя жизнь была скучной. Например, здорово ездить за границу в качестве туриста, но жить в другой стране и работать с людьми там – это совершенно другое. Кроме того, если у тебя отличное портфолио, ты без работы как художник не останешься.

Если же говорить о том, что можно сделать в Ульяновске, то можно открыть анимационную студию, и она будет лучшей в Ульяновской области, потому что единственной. Сейчас меня пригласили на мастер-класс конкурса «Будильник», может, эти ребята потом начнут рисовать свои мультфильмы, а может и не начнут.

The Goose from Arctq17 on Vimeo.

Медиаматериалы Ивана Королева.

17.06.2015

Возврат к списку

Комментарии

Ваш комментарий будет опубликован после проверки.


Партнеры