8 (8422) 73-73-01
ulkse@mail.ru
eng

Олег Липовецкий: «Театр говорит о современной жизни, а значит должен передавать её реалии, её язык»

Олег Липовецкий: «Театр говорит о современной жизни, а значит должен передавать её реалии, её язык» Олег Липовецкий – режиссер, театральный деятель, художественный руководитель конкурса новой драматургии «Ремарка», который прибыл в Ульяновск из Карелии, чтобы поставить один из новых спектаклей в репертуаре Ульяновского драматического театра. А пока мы ждем начала нового театрального сезона, чтобы увидеть премьеру, наша редакция задала вопросы режиссеру о его проекте-конкурсе «Ремарка» и о том, как быть счастливым в своей профессии.

- Как у Вас пришла идея создать театральный проект «Ремарка»? 

- Я эгоист. Большой. В Карелии, например, 50% выпускников из Петрозаводска уезжают в Москву, Питер. А мне Петрозаводск очень нравится. Я хочу жить и работать с хорошими людьми. Чтобы их было много. Создавать сообщество. Как известно, идея рождается из цели, а целью было удержать как можно больше талантливых людей в Петрозаводске. 
 
Это не один проект, это один из проектов. Но он позволял пробудить дремлющие творческие силы в людях. Стимул что-то вдруг сделать. К сожалению, сейчас Ремарка ушла из Карелии, потому что не нашла поддержки. Но, тем не менее, пару авторов мы там открыли, пьесы одного из них ставятся и сейчас. Нет худа без добра. Как только стало ясно, что Министерство культуры Карелии больше не будет поддерживать конкурс, пришло понимание: нет смысла оставаться, нужно искать людей заинтересованных, которые хотят развития. Так мы стали передвижниками и начали ездить по другим городам. 

- Вы работаете с Министерствами культуры других регионов?

- Необязательно. Но мы никогда не отказываемся от сотрудничества с заинтересованными ведомствами. Теперь мы работаем с теми, кто хочет с нами работать. Сейчас сотрудничаем с Союзом театральных деятелей Вологды. Вологодские театры проявили большую заинтересованность в проекте «Ремарка». Конкурс открывает новых драматургов, художественные руководители получают эксклюзив в виде только что появившихся пьес. Для них и для всего театрального сообщества работают 11 отборщиков со всего мира, 7 членов жюри, которые являются ведущими театральными специалистами в России и за ее пределами. Театры, принимающие «Ремарку», получают эти пьесы первыми на читку, а дальше решают, ставить их у себя или нет. И для артистов это полезно, им нравится, что появляется шанс на роли, которые, может быть, они никогда не сыграли бы. Очень часто после читки пьеса попадает в театр. Это огромный плюс, а если автор еще и местный, то отношение к нему меняется. Перед человеком открывается огромный путь.

- Последнее время очень много ведется речей об инвестициях в культуру, сторонних инвестициях. На Ваш взгляд, насколько востребованы культурные проекты в сфере театра для меценатов?

-У нас нет меценатов. У нас есть только спонсоры, т.к. нет нормального закона о меценатстве и для бизнеса нет никаких льгот. Добровольно никто не несет деньги в театр. У нас получается, если человек несет лишнюю сумму в театр, значит, его нужно не поддерживать, а обязательно проверить. 

Помогают люди, но в России часто все строится на личных связях. «Ремарка» не исключение, он существует благодаря помощи, но это проект относительно дешевый. С одной стороны, за год нужно вложить в проект 150 тысяч рублей, и это ерунда, тем более, что пользы и прибыли впоследствии оказывается гораздо больше. Однако с другой стороны, сейчас те же 150 тысяч для театра – это серьезные деньги. В Ульяновске по сравнению с другими регионами ситуация достаточно благополучная. Например, в Вологде театру не хватает на зарплату своим же работникам.

- По какому принципу отбираются пьесы для Ремарки?

- Два шорт-листа. Первый шорт-лист – пьесы со всего русскоязычного мира, а второй – из принимающих регионов. Присылают все, кто хочет, ограничение – две пьесы от автора. Приходит обвал пьес, среди них достаточно много талантливых. Поэтому мы всем говорим, что если не получилось с первого раза, нужно присылать снова. 

- Есть какие-то тенденции в этой сфере? Какая пьеса имеет больший шанс на успех?

- Нет. Абсолютно нет. Разные отборщики, разные жюри. Я свожу все воедино, и первый вижу результаты после отбора. Порой они у меня вызывают удивление, потому что я думаю, что эта пьеса не может занять первое место. У всех совершенно разные вкусы, но чаще всего взгляды на победителей все-таки совпадают.

- Какие еще существуют техники по привлечению внимания молодежи к театральному искусству?

- Современный язык, наверное, понятный подростку, молодому человеку. Во-вторых, зрительский театр не должен быть скучным. Я вообще не знаю, какой театр должен быть скучным. Бывают лишь разные зрители с разными предпочтениями и ценностями. 

Конечно, здесь важна роль PR- службы, потому как она сводит спектакль и зрителя вместе Вот эта машина распространения информации достаточно неповоротливая. Нередко многие годы она работает по выбранному шаблону. Бьет без промаха. Поэтому успех каждого спектакля зависит от той публики, которая придет на него посмотреть в первые несколько раз. Происходит катастрофа, когда на спектакль для эстетов приходит совершенно нормальный, добротный зритель, но не заточенный под такой формат. Половина из них заснет, а половина вообще уйдет. У каждого свои вкусы. 

- Не ли рискует ли театр скатиться в массовую культуру, используя современный язык в постановках?

- Мне кажется, театр не имеет к массовой культуре никакого отношения. Когда-то он был массовым хедлайнером, но это было время без телевидения и радио. А сейчас массовая культура и СМИ – это блогер, у которого более 3000 подписчиков. Это телевидение, интернет. Скатиться в это театр может только по вине режиссера. А пользоваться технологиями, которые предлагают, в том числе массмедиа, – нужно. Потому что это расширяет спектр выразительных средств театра. А значит, привлекает больше людей.

- Вы можете привести примеры подобных средств? 

- Если самое близкое, то это использование видео внутри спектакля. Когда-то этого не делали вообще. Потом телевидение стало массовым искусством, и видео пришло в театр. 

Это компьютерные технологии. Проекция, которая изменяется от контакта с человеком, 3D-декорации – это же круто!
Хотя сейчас в большинстве театров такие спецэффекты невозможны, потому что очень дороги. Но я верю, что через некоторое время все это станет совершенно доступным. Если вспомнить, лет пятнадцать назад повесить в театре лазеры было чем-то фантастическим. А сейчас всевозможные лазеры установлены в каждом театре. 

Все приходит в театр. Театр говорит о современной жизни, а значит должен передавать её реалии, её язык. Это не значит, что каждый спектакль необходимо пичкать техническими фокусами. Но, если театр не будет пользоваться современным языком, в том числе и технологическими, достижениями, он просто останется погребён где-то под нафталином. 

- Как Вы думаете, каковы вехи успешного человека в его жизни? Что должен пройти режиссер, чтобы быть по-настоящему грамотным специалистом вашего уровня? 

- Знаете, я не считаю себя успешным, поэтому не могу ответить вам на этот вопрос. Но я могу рассказать, что делает меня счастливым в моей профессии. 

В моей жизни нет халтуры. Я честно занимаюсь своим делом. Все, что я делаю в театре, по-настоящему люблю. Я должен быть честен перед самим собой, поэтому никого не предавал в театре, иногда в ущерб успеху. Я трепетно отношусь к людям театра, если они, действительно, отдают себя профессии. Сохранить порядочность бывает очень сложно, но это очень важно для меня.

Фото – Информационное агентство «КарелНовости»
13.07.2015

Возврат к списку

Комментарии

Ваш комментарий будет опубликован после проверки.


Партнеры