8 (8422) 73-73-01
ulkse@mail.ru
eng

Владимир Бирюков: «Театр – это здесь и сейчас»

Владимир Бирюков: «Театр – это здесь и сейчас»

19 июня в Ульяновском драматическом театре Пензенский областной театр «Кукольный дом» покажет спектакль «Убить Кáроля», который получил в этом году сразу две Национальных театральных премии «Золотая Маска».

А уже в сентябре ульяновских зрителей ждёт целая серия «золотомасочных» спектаклей, показы которых пройдут в рамках Четвертого Международного культурного форума «Культура и инвестиции: региональный аспект».

В преддверии гастрольного показа мы побеседовали с художественным руководителем пензенского театра и режиссёром-постановщиком спектакля «Убить Кáроля» Владимиром Бирюковым, который рассказал нам о своём спектакле, а также о том, за что дают премию «Золотая маска».

- Как родилась идея поставить Славомира Мрожека, почему именно он?

- На мой взгляд, эта пьеса как раз о сегодняшнем дне, потому что мы живём в такое время, когда существуют обстоятельства, ставящие под сомнение наши человеческие качества.

- А какие именно качества?

- Мне кажется, в нашей стране недостаточно гражданского общества. Гражданское общество состоит из конкретных людей, а многим не хватает хороших человеческих качеств. Все мы родом из советского времени, и помимо всех остальных грехов, мы ещё оттуда унаследовали патологический страх перед властью – что бы она нам ни говорила. Я не говорю сейчас непременно о высшей власти. Власть может быть где угодно: проводница в вагоне – это тоже власть, и, так или иначе, мы пресмыкаемся перед этими людьми, потому что наличие какого-нибудь мундира сразу гарантирует человеку преимущества нам нами. Вот эта наша затравленность, когда мы втягиваем голову в плечи, боимся представителей тех или иных инстанций – эта наше советское прошлое. Мы боимся элементарных вещей, боимся вступить в конфликт с пьяной воспитательницей детского сада, потому что это может потом отразиться на нашем ребёнке. Участвуем во всех поборах в школе, боясь за ребёнка, на которого могут транслировать наше правдолюбие. У нас очень много слабых вещей, потому что мы остаёмся в одиночестве перед той системой, которая имеет способы и средства воздействия на нас. Нет нормального гражданского общества, которое состоит из справедливых судов, из соблюдения тех законов, которые оглашены и прописаны.

- Вы говорите, все мы родом из Советского Союза. Именно поэтому Вы перенесли действие польской пьесы в СССР?

- Совершенно верно. Я сам родом из СССР и все грехи этих поколений мне тоже свойственны. Я общался со многими людьми, которые живут и в Америке, и в Европе. Они абсолютно другие люди. Они могут открыто высказать свою точку зрения начальнику, в этом отношении они абсолютно независимы. Та внутренняя свобода, уверенность и самодостаточность, которая в них присутствует, позволяет им отстаивать свою позицию. Может быть, в Москве это и возможно, а в маленьких городах, как ваш, как наш, это практически невозможно, каждый держится зубами за рабочее место, главное – лишь бы удержаться. И поэтому мы все свои идеалы прячем так глубоко, что теряем сами себя.

- В одной из мелодий спектакля угадывается песня Земфиры со словами «герой погибнет в начале повести», как Вы объясняете этот шаг?

- Когда я занимаюсь музыкальным оформлением спектакля, я пытаюсь и через музыку донести какой-то смысл. Музыка для меня не просто эмоции — это код. Зритель сегодня мудр и современен, и поэтому таких замечательных исполнителей и авторов, как Земфира, наверняка знает. Такие вот намёки пунктирные они важны для зрителя. Музыка имеет свой подтекст и свою драматургию.

- А какие ещё известные мелодии есть в этом спектакле?

- Моцарт, я думаю, всем известен. А ещё — Игорь Вдовин, Владимир Высоцкий.

- Как Вы считаете, почему именно эта Ваша постановка «Убить Кароля» получила две премии «Золотой Маски»?

- Прежде всего, об этом нужно спросить жюри. Я сам был в жюри и тоже выступал в роли оценщика тех или иных спектаклей. Во-первых, «как карта ляжет» — говорю я в таких случаях. Во-вторых, мы не говорим о каком-то политическом или социальном лозунге, о пиар-кампании или эпатажном выступлении, какое мы наблюдали недавно на Евровидении. Мы говорим о спектакле, как о художественном и театральном произведении – вот с каких позиций он оценивается. Очень важна тематика. Созвучна ли она тем внутренним переживаниям, которые присутствуют в нашем обществе. И, конечно, по художественным компонентам: как выстроен спектакль, как сделан, как состоялся в тот момент, когда мы его смотрели. Потому что театр — это здесь и сейчас. Спектакль может быть замечательным, а на показе пройти не очень удачно по самым разным причинам — техническим, человеческим. Может просто не возникнуть диалога актёров со зрительным залом. И что касается моего спектакля, почему он оказался лучшим среди представленных в этих номинациях («Лучший спектакль в театре кукол», «Лучшая работа художника») — это вопрос к жюри и зрителям.

- В скором времени Вы приедете в наш город с этой постановкой. Можно ли сказать, что «Золотая Маска» стала неким плацдармом для активной гастрольной деятельности?

- В принципе, нет. Мы очень много гастролировали со спектаклем ещё до того, как получили эти премии, и уже тогда было много приглашений – Екатеринбург, Иркутск, Челябинск, Москва. Но конечно, «Золотая Маска» – это тот бренд, тот сегодняшний тренд, на который зритель более активно реагирует. Почему? Потому что эта премия – некий знак качества спектакля. Я думаю, что и номинант «Золотой Маски» – это точно такой же знак качества, значит уже есть что-то, что выделяет его из сотни других спектаклей. Как объявили организаторы фестиваля, они отсмотрели около 700 спектаклей, а выбрали примерно 60. Так что попасть даже в номинацию — это уже огромное достижение. Сейчас ведь очень важно понятие качества. Мы хотим покупать качественные продукты, получать качественный ремонт и т. д. Наступила эпоха качества. Поэтому, и в отношении спектаклей, получивших престижную премию, люди проявляют большой интерес.

11.06.2014

Возврат к списку

Комментарии

Ваш комментарий будет опубликован после проверки.


Партнеры