8 (8422) 73-73-01
ulkse@mail.ru
eng

Кристиана Хюттер и Дженни Аксу: каждый современный город должен сказать своим жителям: «Эй, люди! Это ваше пространство! Используйте его!»

Кристиана Хюттер и Дженни Аксу: каждый современный город должен сказать своим жителям: «Эй, люди! Это ваше пространство! Используйте его!»

16 августа в рамках ежегодного фестиваля «Дни Германии» состоится игра-перфоманс «Место преступления изменить нельзя», которую будет проводить приглашенная из Берлина команда Invisible Playground. Участники этой команды занимаются проведением игр в городском пространстве по всему миру. В Россию и Ульяновск они приедут впервые. Наша редакция пообщалась с прекрасными представительницами Invisible Playground Кристианой Хюттер и Дженни Аксу и получила множество интересных ответов на свои вопросы.


Насколько актуальны такие игры в Европе и как активно в них участвует европейский житель?

В разных странах по-разному. Например, в Англии и скандинавских странах уже есть постоянные участники и поклонники этого вида времяпрепровождения. В других же странах к этому еще нужно привлечь внимание. Между тем, во многих европейских государствах есть группы, организующие собственные игры и даже фестивали. Мы также стараемся помочь в их реализации. В этом году будет целый фестиваль игр в публичных пространствах. Этот фестиваль традиционно проходит в Берлине, но в этом году он будет проходить в Кракове. На него будут приглашены художники, урбанисты и другие творческие люди. Также существует открытый конкурс, в котором могут участвовать все желающие.

(Подробнее о фестивале: www.playpublik.de)

Люди какого возраста участвуют чаще всего?

Чаще всего участникам от 20 до 40 лет. Мы также разрабатываем игры для детей, подростков и взрослых.

Как Вы думаете, какие проблемы современного общества может решить урбанистика?

Ну, а какие проблемы у современного общества? Разобщенность, одиночество, бегство от реальности, утрата определенности – так же, как и обесценивание реального пространства. Если выразить это менее негативно, то сегодня возможно быть и «реальным» и «виртуальным», иметь несколько различных ролей и совмещать их, быть объединенным со всем миром и подбирать социальные сети по своим интересам и потребностям. Игры (а также хорошее городское планирование), в первую очередь, могут способствовать взаимодействию с пространством и с людьми, которые его заполняют. Для нас особенно важно создавать не компьютерные игры, а игры, в которых возможно использование компьютеров (или смартфонов и т. д.), которые сфокусированы на реальных людях в реальном пространстве, а также на их взаимодействии.

Другая проблема современного общества носит положительный оттенок: слишком много времени. Это время может и должно быть отлично проведено. Урбанистика и разработка игр могут качественно развиваться параллельно. Избегание правил, создание хорошо функционирующего «городского интерфейса», который может быть «использован» людьми, – это крошечный момент свободы, чтобы изменить правила. Маленькая игра.

Были ли в Вашей практике случаи влияния подобных игр на общественные процессы? Если да, то на какие, если нет, то на какие бы Вы хотели повлиять?

Две недели мы играли в Рурциллу (www.ruhrzilla.de) в старом городе и в его мало используемых пешеходных зонах: согласно нашей выдумке, монстры захватывают некоторые части игрового пространства. Всех жителей призывали принять участие в ежедневных событиях, таких как сафари монстров, охота на монстров, курсы установки ловушек или создание он-лайн репортажей о монстрах. Для этого жители фотографировали вещи, которые привлекали их внимание и затем объясняли их так, чтобы по описанию было ясно, какой монстр там был.

Игра в открытом пространстве меняет то место, где люди работают, по крайней мере, временно. Часто мы отказываемся от правил, и наша работа прекрасна тем, что она ограничена во времени. Самое лучшее в игре то, что правила действительны лишь некоторое время. А затем они снова другие. Особенно интересно мгновенное изменение правил, их улучшение и повторение, их проверка в реальных условиях, а не на чертежной доске.

Как Вы думаете, какова высшая цель урбанистики и насколько глобальную важность она имеет для современного общества?

Такую же, как и религия, только в прагматическом виде: структурирование совместной жизни людей, управление настроением, а в идеале – создание понимания и единства.

Как Вы думаете, насколько городское пространство современных городов адаптировано под потребности современных людей?

Это ориентирование потребностей еще относительно ново: у людей есть свободное время, природа, эстетика. Но следует заметить, что в некоторых городах этому вообще не уделяют внимания.

Современные города все больше отказываются от «однотонного» планирования и усиливают концепт общего использования одного и того же места (shared places). Это становится крайне важно. Теперь принцип «сделай сам» относится не только к изготовлению мебели для собственной гостиной. По сути, каждый современный город должен сказать своим жителям: «Эй, люди! Это ваше пространство! Используйте его!»

А есть ли разница «адаптированности» городского пространства в различных странах? В чем она заключается?

Разница огромна. Скандинавские страны (особенно Дания, Копенгаген) очень просторны. Город – это большая игровая площадка. Большое внимание уделяется личной ответственности, самостоятельности. Образ человека – это образ индивида, ответственного самого за себя, который автоматически возникает в нашем обществе. Репрессивность ощущается здесь не так сильно.

Берлин – это бомбардировка деревьями, партизанское садоводство, пасеки на крышах (Treebombing, UrbanKnitting, Guerilla Gardening, Bienen auf dem Dach): люди используют городское пространство всеми возможными способами. Возможно мирное сосуществование и многостороннее развитие совершенно разных образований – например, в городах с высоким уровнем жизни, в таких как Цюрих, Хельсинки.

Другие города менее дружелюбны, утомительны. Например, в Японии можно найти «острова потребностей», различные районы Токио, в одном – книги, в другом – комиксы и компьютерные игры, в одном покупки делают пожилые люди, в другом – подростки. Шоппинг так или иначе обладает там высокой значимостью.

Индийские города, которые я знаю, – самые серьезные. Здесь общественные различия очевидны. Тут нужна уже надежная камера как из «Миллионера из трущоб», чтобы создать веселую охоту полную приключений в тех же самых трущобах.

Есть ли разница в работе урбанистов из столиц и провинций? В чем она выражается?

В Германии? Многое сосредоточено в Берлине, здесь встречаются мировые тренды. В других городах все происходит чаще всего немного дольше, но благодаря возможности общения в режиме реального времени, обмену и передачи информации и идей через интернет, все происходит быстро. В городах многое происходит в тесном пространстве. Прежде всего, захватывающе выглядит развитие альтернативных концептов мобильности и собственности (делиться, а не покупать). В слабо развитых населенных сельских областях это обычно сложнее.

В действительности, в провинции чаще всего необходимо работать с соответствующими структурами и их проблемами (демографические трудности и т. д.). В некоторых городах Рурской области (NordrheinWestfalen) сейчас существует «городская мебель», которая закреплена с обеих сторон скамьи, а также посередине, чтобы на ней можно было зафиксировать ролятор и сесть на него. Отличная реакция на следующий вопрос! Во многих районах больших городов это не было бы необходимо.

Вы знакомы с городскими пространствами России?

Нет. В Россию мы приедем впервые.

Что бы Вам было интересно узнать об урбанистическом укладе России?

Для нас увлекательно сравнение с другими европейскими городами. Мы хотели бы познакомиться с физической структурой и социальным окружением, узнать больше о культурном менталитете, таких особенностях как потребность в дистанции и индивидуальность… И еще мы задаемся вопросом – каким чувством юмора обладает Ульяновск?

С чем бы Вам хотелось поработать в России больше всего?

С желаниями и страхами людей. Затем привнести их в игровой форме в реальное пространство, чтобы изменить их восприятие и буквально открыть пространство для этого.

Какую игру Вы привезете в Россию? В чем она заключается?

«Место преступления изменить нельзя» – это интерактивный рассказ истории, в которую играют маленькие команды с кинооборудованием (хлопушка, реквизиты, камера) и с заранее подготовленными заданиями. Вместе они придумывают, что происходит в их истории и затем снимают короткий фильм в заданных местах. А вечером мы устроим кинопросмотр работ участников.

Что Вы ждете от поездки в Россию?

Чего-то нового. Прежде всего, интересно побывать в стране с совершенно другой историей и другой политической системой – как изменится использование открытого пространства? Как понимают публичность и приватность? Нам интересно, как будет развиваться наша игра в зависимости от места. Насколько повествовательные концепции будут культурно пронизаны? И, конечно же, мы очень надеемся, что сможем сделать увлекательный вклад в жизнь Ульяновска и поделиться нашими навыками и опытом.

30.07.2014

Возврат к списку

Комментарии

Ваш комментарий будет опубликован после проверки.


Партнеры