8 (8422) 73-73-01
ulkse@mail.ru
eng

Валентина Сотникова: «Я не делаю «нелюбимых», не близких мне работ»

Валентина Сотникова: «Я не делаю «нелюбимых», не близких мне работ» В конце января в креативном пространстве «Квартал» начала работу выставка живописи члена Союза художников России, доцента кафедры архитектурного и строительного проектирования УлГТУ Валентины Сотниковой. Наша редакция решила воспользоваться этой уникальной возможностью пообщаться с художницей, и сегодня в интервью с Валентиной Олеговной вы сможете узнать, как создавалась выставка, которую можно посмотреть в «Квартале» до 12 февраля, и насколько тяжело художнику выполнять работы под заказ.

- Валентина Олеговна, расскажите, как происходил отбор работ для этой выставки?


- Все работы на выставке созданы во время поездок в Грецию и Италию, получились своего рода путевые заметки, только в живописной форме.

В прошлом году я впервые выставляла свою живопись. До этого я все время представляла свои гобелены и батики, но живописные работы никогда не показывала. И очень дорогого стоит, когда профессиональные художники говорят о том, что после посещения выставки хочется тоже поехать в те места, писать там, увидеть эту красоту своими глазами.

- Есть ли на этой выставке такая работа, которую Вы бы могли назвать для себя особенной?

- Даже не знаю… С каждой связаны какие-то воспоминания и о месте, и о людях, ведь когда создаешь работу, вокруг обязательно что-то происходит. Например, когда мы с дочерью писали в Венеции, было еще довольно холодно. Рядом проходила пара, которая, заметив нас, начала общаться на русском: «Мы-то с тобой мерзнем, а представляешь, как им холодно!» Я решила им ответить: «Да, действительно холодно». Ребята, конечно, такого не ожидали, даже подпрыгнули от удивления. Мы разговорились, оказалось, что они из Казани, соседи практически. Они отошли куда-то, а потом неожиданно вернулись с бутылкой хорошего венецианского ликера, чтобы мы могли «согреться».

Иногда бывает, что работа не дописана, и я понимаю, что ее можно было бы доделать, но не могу, потому что она вызывает в памяти обстоятельства, почему она осталась в таком виде. Однажды когда мы писали один из этюдов, рядом с нами стоял уличный музыкант, который играл на скрипке и пытался подпевать себе «Санта Лючия». Он делал это так ужасно, так визжала и пищала его скрипка, что, мне кажется, ему деньги подавали только в надежде на то, что он замолчит. В итоге мы ушли раньше, в работе остались белые пятна, но и они делают ее по-своему интересной.

- Как Вы считаете, как обстоят дела в Ульяновске с галереями? Есть ли местным художникам, где себя выставлять?


- Да. У нас достаточно много мест, если ты действительно хочешь это делать. В год в Ульяновске у меня бывает 3-4 выставки. Сейчас я выставляю работы в Ленинском мемориале, в «Квартале», есть неплохой зал Ульяновского отделения Союза художников России.

Даже если брать залы за пределами Ульяновска, то и там выставиться стало проще. Я для себя однажды определила, что не должна платить какие-то большие суммы за организацию своих выставок. Хотя опыт платных, закрытых мероприятий у меня был, сегодня так много проектов, что подобные расходы становятся необязательными. За прошлый год я успела поучаствовать в выставках в Самаре, Екатеринбурге, Царицыно. Более того, иногда жалеешь, что не успел в какой-то из них, потому что их много, за всеми не уследить. Другое дело, что ты будешь выставлять, ведь нужно всегда готовить что-то новое. Цель же выставок не просто показать свои работы, а чтобы в них был дополнительный смысл.

- А как Вы относитесь к тому, что картины художников выставляются в торговых комплексах? Совместимо ли пространство центра и картин в этом плане?

- В Самаре есть такой опыт, но там в самом здании есть отдельное помещение для выставок. Все-таки выставки должны быть не на бегу, не в проходе, а в определенном зале. Но мне, кстати, нравится идея мини-выставок в пространствах кафе. Я испытала это на себе, было безумно интересно, когда на фоне работ проходили вечера музыки, поэзии.

- Кстати, в «Квартале» комфортно выставляться?


- В принципе, да. У меня впервые опыт выставки в таком сжатом пространстве, однако здесь мои работы смотрят совершенно другие посетители. После каждой выставки я знакомлюсь с новыми людьми, это новые разговоры, новые повороты. Это очень нравится.

- Сейчас у Вас начались выставки живописи, но ткачество все равно осталось ближе, роднее?


- На самом деле, я занималась очень многими направлениями. Моя специализация, конечно, ткачество, но я работала и в других направлениях: занималась интерьером, росписью стекла, керамикой, батиком, делала проекты детских площадок, писала иконы. Главное – я не делаю «нелюбимых», не близких мне работ. Я не буду делать того, что мне неинтересно.

- Бытует мнение, что для того, чтобы творить, чтобы художника посещало вдохновение, он должен быть «голодным». Вы согласны с этим?


- Когда я училась в Пензенском художественном училище, там была распространена такая позиция, возможно, и сейчас она там осталась. Но я с этим совершенно не согласна, даже в то время ее не разделяла. Я считаю, что только плохой художник может быть голодным, разве что, это только первые этапы его работы, студенчество. Своей профессией он может и должен зарабатывать на хлеб.

Как заработать? Каждый выбирает по-своему. Я уверена, что любая хорошая работа рано или поздно найдет ценителя, который ее приобретет. Я нахожу людей, которым мои работы были бы интересны. Если же говорить о заказах, мне принципиально, чтобы работать было интересно. Если заказ мне интересен, с удовольствием его возьму. Если же я вижу, что вкус, видение заказчика мне претят, я лучше отдам заказ другому и буду счастлива, что не занимаюсь тем, чем не хочу.

В то же время бывают заказы, которые ты берешь с такой радостью, что даже не принципиален размер оплаты. Несколько лет назад меня позвали в Суворовское училище посмотреть на фотографии знамени кадетского корпуса. Когда я увидела, что оно собой представляет, и поняла, что у меня есть перспектива участия в его воссоздании, не раздумывая решила над ним работать.

- Тяжело ли найти этот баланс между своим личным выражением и желанием заказчика в заказной работе?

- Да, особенно когда занимаешься интерьером. Ведь ты не можешь человеку навязывать свой вкус, это его дом, в конце концов. Если понимаешь, что ваша философия совпадает, если понимаешь, о чем он говорит, то все складывается.

Я не люблю заказчиков, которые начинают разговор со слов: «Нужно, чтобы дорого и круто и ни у кого такого не было». Была одна такая владелица ресторана, которая на мои вопросы даже о будущей кухне, о концепции ресторана толком ответить не могла. Зато она привыкла к глянцевым картинкам в журналах. Ничего не оставалось, как перейти на ее язык. Вместе с сыном, который силен в компьютерной графике, мы сделали ей целый ролик, как будет выглядеть заведение, начиная с того, как человек будет открывать дверь, до вида на потолок. Это она поняла. Однако кончилось все постоянными «битвами»: ты в проекте указал синий цвет пола, а берут коричневую плитку, и так по каждой мелочи. Это обидно. Но пускай делают, как хотят, я как автор уже под этим не подписываюсь.

А бывает, что ты, выслушав пожелания заказчика, представляешь ему такой макет интерьера, который выглядит лучше, чем в его воображении. Ведь при слове «синий» каждый представляет свой оттенок, и иная интерпретация одних и тех же пожеланий может дать очень неожиданный для заказчика, но одновременно более удачный проект.

- На Вашем примере можно говорить о том, что чем больше направлений освоил художник, тем больше у него возможностей заработка…

- Это один из способов. Некоторые, бывает, гордятся тем, что они живописцы и никто больше, им интересно развиваться только в избранном направлении. Другие просто не умеют и не хотят учиться. Но мой жизненный опыт показывает, что можно овладеть несколькими профессиями в искусстве. Если мне станет интересна еще какая-нибудь техника, я буду ее изучать, моего вкуса и знаний хватит.

Еще в советские времена, когда я была студенткой и мне очень нужны были средства, я подрабатывала уборщицей. Но в момент перестройки, в тяжелое время для всех, когда встал вопрос, устраиваться ли туда снова, я поняла, что не имею права этого делать, потому что кто-то, кто не умеет ничего больше, кроме как мыть полы, потеряет свое рабочее место. Я должна искать ту работу, которую не умеют делать другие. Этому я учу свою дочь. У нее в голове четко сложилось, что ей не надо во время учебы на художника-графика работать официантом, уборщиком, промоутером. По профессии – пожалуйста. Можно в типографию рисовать принты для маек, можно логотипы разрабатывать. Главное, чтобы это помогало развиваться в профессии.

- Вы преподаете в УлГТУ, в архитектурной школе, и иногда от выпускников можно услышать, что реального творчества, которое было в университете, в архитектурных бюро нет. Кто-то даже из-за этого принимает решение поменять сферу деятельности. Есть ли у Вас какой-то совет вашим студентам, как им сохранить любовь к профессии?

- Когда работаю со студентами, я говорю, что кто-то из них, более трудолюбивый или везучий, сделает в этой жизни что-то необыкновенное, большое и светлое. Но надеяться на то, что ты каждый день будешь делать какие-то очень творческие вещи, в наше время не приходится. Я считаю, что творческая специальность как в вузе, где я работаю, так и в других учебных заведениях, дает очень большой диапазон возможностей для работы. По своему первому образованию я оформитель, потом текстильщик. Но я чего только не делаю и плюс еще и преподаю на архитектуре, чем люблю шокировать окружающих. А все почему? Потому что хорошее художественное образование.

Когда к нам в Ульяновск приезжал с выставкой Станислав Говорухин, одна старушка спросила: «Вы же известный режиссер, и вдруг пишете картины». Я знала, что он ответит. Он ответил, что снимать кино – одно и то же, что писать картину. Любая творческая профессия об одном и том же, вне зависимости, учился ты архитектуре, живописи, конструированию одежды и т.д. Принципы одни и те же, технологии только разные. Но и последние можно изучить, самостоятельно или в учебных заведениях. Услышать только надо эти знания, и потом их можно применять где угодно.

- Иными словами, не важно, кем ты будешь в итоге, главное сохранить желание творчества?

- Да. У меня много учеников, некоторые сейчас уже стали преподавателями в архитектурной школе. Я всегда очень радуюсь, когда они работают в творческой среде и не грязнут в «зарабатывании» денег, не оправдываются, что появились дети, и перестало хватать времени. Да ничего подобного. Если ты действительно работаешь, деньги придут, они никуда не денутся. А когда появляется ребенок, вместе с ним появляется еще больше времени, просто его надо замечать. Я знаю талантливую и успешную художницу, у которой пятеро детей. Она вырастила их достойными людьми и по-прежнему успешна в профессии. Такие примеры надо показывать. 
03.02.2017

Возврат к списку

Комментарии

Ваш комментарий будет опубликован после проверки.