8 (8422) 73-73-01
ulkse@mail.ru
eng

Стенограмма дискуссионной площадки на тему культурно-туристического кластера «Музей СССР в Ульяновске»

Стенограмма дискуссионной площадки на тему культурно-туристического кластера «Музей СССР в Ульяновске» Дискуссионная площадка на тему «Историко-музейная концепция культурно-туристского кластера «Музей СССР» состоялась в выставочном комплексе «Манеж» (г. Москва) в рамках 17-го Международного музейного фестиваля «Интермузей». Публикуем стенограмму дискуссионной площадки.

Модератор – Юдин Алексей Викторович, историк, журналист, директор Центра социокультурных проектов РГГУ (Москва):
 
 
Добрый день, начнем дискуссионную панель с небольшого видеосюжета по нашей теме. Тема, о которой будем говорить, насыщена переживаниями – это наша живая память. Давайте же посмотрим и услышим, что происходит на улицах Ульяновска.
(Видеосюжет: социологический опрос)

Спасибо большое. А теперь услышим голоса наших экспертов. Мы дали им возможность посмотреть видеосюжет с места событий прошлых, настоящих и, будем надеяться, будущих. Ведь речь у нас пойдет о проекте Музея СССР, основой которого должен стать Ленинский мемориал в Ульяновске. А теперь приглашаю участников нашей сегодняшней дискуссии: Александр Борисович Безбородов, директор Историко-архивного института, проректор РГГУ, Сергей Владимирович Журавлев, заместитель директора по науке Института Российской истории РАН, Галина Ивановна Зверева, руководитель Отделения социокультурных исследований РГГУ, заведующая кафедрой истории и теории культуры, доктор исторических наук, и Николай Евгеньевич Прянишников, архитектор, один из крупнейших специалистов по стратегическому развитию городской среды и региональному культурному развитию. Это – эксперты с одной стороны. 
 
А с другой стороны у нас представлены непосредственно заинтересованные лица. Евгений Орестович Казаков, директор того центра, судьбу которого мы будем обсуждать, – Ленинского мемориала. С нами здесь Сергей Геннадьевич Лаковский, директор «Ульяновского областного ресурсного центра развития туризма и сервиса», и еще одна заинтересованная ульяновская сторона – Ирина Геннадьевна Котова, директор Государственного историко-мемориального музея-заповедника «Родина В.И. Ленина». Вот такой у нас сегодня состав. 
 
Что мы будем делать? Мы обозначили несколько тем, которые принципиально важны для формирования не только исторической концепции, но и понимания того, каким может быть музейное пространство, которое мы сможем назвать «Музеем СССР». Конечно, это музейное пространство должно обустраиваться на базе Мемориального центра. А вопросы, которые задавались людям на улицах Ульяновска, так или иначе адресованы и участникам нашей дискуссии. Но у нас подготовлены установочные, целеполагающие выступления. И, конечно же, первая тема, которую необходимо представить, – это «проект Музея СССР в Ульяновске как способ развития территории через обращение к исторической памяти». И сейчас совершенно логично предоставить слово Евгению Орестовичу Казакову.

Евгений Казаков: 
 
Добрый день. В 1970 г. все прогрессивное человечество отмечало 100-летие со дня рождения В. И. Ульянова (Ленина). 
 
14 июля 1962 года, за 8 лет до юбилея, Ульяновский обком партии, посчитав, что эту дату можно использовать в интересах города и области, направляет в бюро ЦК КПСС по РСФСР записку, в которой, в частности, говорилось: «В связи с исполняющимся в 1970 году столетием со дня рождения Владимира Ильича Ленина Ульяновский обком КПСС считает, что в ознаменовании этой исторической даты в городе Ульяновске – на родине В. И. Ленина – в 1963 – 1969 гг. необходимо осуществить градостроительные мероприятия, которые должны улучшить архитектурный облик и благоустройство города, обеспечить трудящихся жильём, учреждениями культурно-бытового назначения. Одновременно следовало бы в Ульяновске осуществить мероприятия по монументальной пропаганде ленинских мест, с тем чтобы объединить их в единый экскурсионный маршрут – музей под открытым небом, увековечивающий память В. И. Ленина». 
 
Вторая половина 1960-х гг. прошла под знаком подготовки к 100-летию со дня рождения В. И. Ленина. Важным для области явилось принятие постановления Совета Министров РСФСР «О мерах по развитию г. Ульяновска в 1966 – 1970 гг.» от 26 ноября 1966 г. В нем были установлены объемы строительства новых, реконструкция и расширение действующих промышленных предприятий, предприятий промышленности строительных материалов, жилых домов, учебных заведений, зданий, сооружений культуры, здравоохранения, детских дошкольных учреждений, предприятий торговли, общественного питания, бытового обслуживания, предприятий транспорта и связи, объектов коммунального хозяйства города.
К 100-летию В.И. Ленина, на месте его рождения, было возведено монументальное здание Ленинского мемориала, имеющее неповторимое и очень своеобразное инженерно-техническое и архитектурное решение. Беломраморное здание, имеющее форму правильного квадрата, приподнято над землей на пятидесяти 7,5-метровых колоннах. В одном здании, полезной площадью 19,2 тысячи квадратных метров объединены: музей-мемориал В. И. Ленина, дом политического просвещения, большой концертный зал. В его внутреннем дворике расположены три отреставрированных дома, связанных с рождением и ранним детством Владимира Ульянова. В состав Ленинского мемориала также отдельно стоящий мемориальный Дом-музей В.И. Ленина. 
 
Рядом с Мемориалом была построена 23-этажная гостиница «Венец», построены железнодорожный вокзал, автовокзал, речной порт, аэропорт, новое здание педагогического института им. И. Н. Ульянова, Дворец пионеров, детская библиотека, школа № 1 им. В. И. Ленина, парк Дружбы Народов. На осуществление такого объёма работ, причём в предельно сжатые сроки, была мобилизована вся страна. ЦК ВЛКСМ объявил строительство Ленинского мемориала Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. На строительстве работал интернациональный отряд молодых строителей из стран социалистического лагеря. Большинство построенных объектов возводилось по индивидуальным проектам.
Реконструкция и создание объектов показа, развитие туристской инфраструктуры сделало город Ульяновск одним из туристических центров Советского Союза. Формировался туристический бренд «Родина Ленина». Ежегодно город принимал свыше 1 млн. туристов из всех стран мира. 
 
За период с 1966 по 1971 г. число посетителей музеев увеличилось с 622 тысяч человек в год до 1 млн. 642 тысяч человек. Вдвое возросло количество мест в гостиницах – с 1127 до 2292. За восьмую пятилетку городское население Ульяновска увеличилось почти на 90 тысяч человек, что было связано с вводом в строй грандиозного промышленного строительного комплекса. 
 
В Ульяновск туристы стали прилетать на самолётах. Количество людей, перевезенных воздушным транспортом, за пятилетку увеличилось с 77 тысяч человек до 172 тысяч в год.
В 1987 году была разработана и принята комплексная программа социально-экономического развития Ульяновской области к 125-летию со дня рождения В. И. Ленина «Родина В. И. Ленина – 125». 
 
Главная цель программы – обеспечение устойчивого развития общественного производства, социальной сферы, воспитание у жителей области высокой культуры поведения, повсеместное утверждение должного общественного порядка и трезвого образа жизни. Один из разделов Программы определял задачи по развитию государственного историко-мемориального заповедника «Родина В. И. Ленина», дальнейшему выявлению и сохранению на территории области памятников истории и культуры, укреплению материально-технической базы и совершенствованию деятельности предприятий, организаций, учреждений, а также развитию территорий, носящих имя В. И. Ленина и членов семьи Ульяновых.

Модератор: 
 
А о втором этапе развития музеев, связанных с нашей темой в городе Ульяновске, вам расскажет Ирина Геннадьевна Котова, директор ФГБУК «Государственный историко-мемориальный музей-заповедник «Родина В.И. Ленина»:

Ирина Котова: 
 
Спасибо большое. Никакой разговор о создании Музея СССР в Ульяновске невозможен без понимания той ситуации, которая на сегодня в сложилась в городе. И по сей день облик города, в первую очередь, определяет Ленинский мемориальный комплекс, который так или иначе охватывает центральную историческую часть города, а во вторую – наш историко-мемориальный квартал, который мы видим сейчас на экране. 
 
Дело в том, что музей-заповедник «Родина Ленина» был создан в 1984 году – в прошлом году мы отметили 30-летие создания музея-заповедника. Создавался он, понятно, с какой целью, официальная цель звучала как пропаганда ленинского наследия на его родине, но отцы-основатели музея-заповедника – ульяновские краеведы, историки – по сути, преследовали совершенно другую цель: сохранение памятников губернского города, потому что именем Ленина Симбирск, ни для кого не секрет, был очень сильно разрушен, пострадал, в 20-30-е годы культовые постройки были уничтожены. И со строительством ленинского мемориального комплекса была утрачена очень большая часть центра города, усадебные постройки общественного центра Симбирска. 
 
Таким образом, историко-мемориальный квартал площадью в 44 гектара включает в себя две улицы – это фактически последний «след» старого Симбирска. Создание музея-заповедника привело к тому, что сегодня мы имеем абсолютно уникальную территорию с сохранившейся деревянной застройкой русского, губернского города. 
 
Парадокс заключается в том, что ленинских музеев у нас нет, потому что в 90-е годы концепция изменилась, и мы стали говорить о том, что наша задача – сохранение, воссоздание, представление музейными средствами быта, истории, культуры – то есть всех сфер жизни русского губернского города. 
 
На территории музейного квартала сейчас существует 17 музеев, 3 образовательных центра: музей фотографии, большой архитектурный комплекс, типография, почта, пожарный обоз… Но уникальность музея-заповедника «Родина Ленина» заключается не только в его расположении, но и еще в том, что мы восстанавливаем усадебные территории полностью – не только фасад. Благодаря этому мы получаем реальное представление об усадебной застройке русского города, и это сегодня привело к тому, что фактически это место абсолютно уникально, потому что, не мне вам говорить, городская деревянная застройка уничтожена практически по всей России. 
 
Музей-заповедник сегодня – это, как я уже сказала, 17 музеев, выставочный зал, детский музейный центр, прекрасный коллектив в 150 человек, 200 000 посещений… Мы являемся туроператорами, вместе с нашими коллегами из Мемцентра и Краеведческого музея с недавнего времени фактически единственные, кто занимается развитием въездного туризма на нашу территорию. 
 
Мне кажется, что в Ульяновске сложилась невероятно интересная ситуация, и проектанты будущего Музея СССР, конечно, должны ее учитывать. С одной стороны, такими большими усилиями мы сохранили этот квартал – с небольшой натяжкой это подлинная среда, которая придает специфику нашим музеям. А с другой стороны, ленинский мемориальный комплекс. С одной стороны, 19 век, в котором формировался руководитель и создатель СССР Владимир Ильич Ленин, а с другой – великолепный комплекс 70-х годов с потрясающей архитектурой, который говорит о мифологическом Ленине – Ленине эпохи развитого социализма. Наличие этих двух центров представляется мне невероятной интересным с точки зрения создания будущего Музея СССР. 
 
Я еще позволю себе сказать несколько слов о том, насколько актуальна эта тема именно для нас. Все мы хотим привлекать к нам туристов, вернуть Ульяновску роль третьего туристического центра в стране, это наша мечта. Но, так или иначе, все волжские города имеют свое достаточно яркое лицо, и мне кажется, что создание на родине Ленина Музея СССР сделает Ульяновск, помимо всего прочего, чрезвычайно привлекательным для круизного туризма и для туризма вообще. И огромная перспектива в этом направлении, я думаю, всем понятна. Спасибо.

Модератор: 
 
Спасибо, Ирина Геннадьевна. Мы задумали нашу дискуссионную панель как некую перекличку мнений внутренних экспертов, реальных акторов культурной политики в Ульяновске и внешних экспертов. И вот настала очередь Галины Ивановны Зверевой, я бы очень хотел узнать ее мнение о том, что она сейчас услышала, и том, что представляет собой актуальная презентация цивилизационного наследия СССР.

Зверева Галина Ивановна, руководитель Отделения социокультурных исследований РГГУ, заведующий кафедрой истории и теории культуры, доктор исторических наук: 
 
Дорогие друзья, немножко неожиданным оказалось мое выступление именно в этом порядке. Я полагаю, что наше возможное участие в развитии этого замечательного проекта действительно может принести пользу не только Ульяновску, но и, может быть, самой музейной отрасли в современной России. Попробую сказать, почему я так полагаю. 
 
Мне кажется, что наше участие в разработке историко-музейной концепции связано с тем, что в нашем университете сосредоточенны сильные, профессиональные кадры, кадры историков, архивистов, документоведов, культурологов, музейщиков, и одна из возможных форм нашей совместной работы с Ульяновском может состоять в том, чтобы попробовать представить Музей СССР в контексте огромной, сложной, многосоставной истории России. Вписать Музей СССР в контекст истории России, и, как мне представляется, очень важным при создании культурно-туристического кластера было бы придерживаться не хронологического, а тематического принципа организации. Т.е. по сути дела можно было бы сосредоточить свое внимание на том, как сформировать большие культурно-исторические модули, которые бы органично вошли в этот огромный музейный квартал, и, в том числе, которые стали бы ядром будущего Музея СССР. 
 
Хронологический принцип, на мой взгляд, менее продуктивен, потому что он связан с необходимостью придерживаться принципа полноты представления исторического и культурно-исторического материала. Мне кажется, что чрезвычайно важно представить будущую экспозицию как своеобразный meeting point – точку сбора разных, различных, разрозненных представлений посетителей музея о нашем прошлом, о советском прошлом, о российском прошлом в целом. Экспозиция такого музея требует, как мне кажется, обязательных расширений и создания внутри мест для развивающих, образовательных, познавательных и даже социально-коммуникативных программ, которые могли бы продуцироваться именно в связке с подвижной, открытой, динамичной, модульной экспозицией. Нам вместе стоит задуматься о новой смысловой целостности всего пространства музейного кластера. 
 
И я особо хотела бы подчеркнуть важность нашей совместной работы по формированию запросов и ожиданий многочисленных, как я надеюсь, посетителей Музея СССР. Это действительно наша задача – содействовать тому, чтобы на место расхожих штампов, предубеждений, конфронтаций могли вставать более ясные, более сложные представления о том, что такое история СССР, что такое советская культура, как они связанны в целом с историей нашей страны. 
 
И напоследок, что я хотела бы сказать, мне кажется, изначально нужно предполагать возможность включения разных аудиторий с их различными запросами в эту работу. Поэтому, когда мы будем готовы вынести концепцию музея на обсуждения, очень важно продумать принципы совместной работы – не только как мы видим ее сейчас, но и совместной с нашими будущими посетителями. Может быть, есть смысл организовать «подвижные» отклики через создание специального портала, нового сайта с открытым фидбэком, куда бы могли заходить будущие посетители, которых мы сегодня наблюдали во время видео-презентации. Спасибо.

Модератор: 
 
Спасибо, Галина Ивановна. Наша дискуссия уже развивает свою собственную логику и драматургию. А те темы, которые нам сейчас были представлены в выступлении Галины Ивановны Зверевой, конечно, требуют ответа со стороны Николая Евгеньевича Прянишникова.

Николай Евгеньевич Прянишников, архитектор, руководитель отдела объектов и комплексов культуры ЗАО ЦНИИЭП им. Б.С. Мезенцева: 
 
Спасибо большое. Я узнал вчера о том, что должен отреагировать на тему Музея СССР и, честно говоря, вздрогнул, поскольку не являюсь большим любителем ностальгии и, с одной стороны, много работал с музеями, но, к сожалению, не был в Ульяновске и планирую в скором времени это исправить. 
 
Но мне кажется, это такая провокационная тема по своей постановке, и нам надо бы вообще сообразить, что нам с этой темой делать. С моей точки зрения, здесь есть некоторые риски. Очень важно начать думать, чем был советский период для нашей страны. В общем-то мне, как человеку, который большую часть жизни прожил в советский период, это важно, и я понимаю, что в спектре мнений с улицы абсолютно правильно говорилось, что там было и плохое, и хорошее. Но было бы неправильно рассматривать эту тему с чисто бытовой точки зрения. Есть такой музей в Казани, где демонстрируются предметы, созданные в советский период – вещи, которые мы доставали в советское время, в том числе, и с боем, как джинсы музыкантов. Было бы важно не свалиться в область такой бытовой ностальгии. 
 
Но самая большая опасность, мне кажется, заключается в том, что эта тема может быть использована политически и, таким образом, будет разыгрываться как инструмент реставрации прошлых форм отношений в обществе. Вот это было бы, с моей точки зрения, неправильным. В этом случае мы пойдём по второму кругу, и окажемся в плохой конкурентной позиции. Мы и сейчас не в самой лучшей позиции, поэтому делать это чрезвычайно опасно. 
 
Я плохо знаю ульяновскую ситуацию, но я 10 лет работал с Фондом Потанина, сейчас работаю с Фондами Тимченко, Прохорова и отслеживаю музейные предложения, идеи новых музеев. Честно говоря, они оставляют в своей массе желать лучшего, потому что они все ностальгически хотят погрузиться в прошлое. Музей – как машина времени, которая возвращает нас куда-то: кто-то возвращает в купечество, кто-то – в императорскую Россию, кто-то – в советское прошлое. 
 
Мне очень нравится, что этот музей предполагается как фабрика смыслов, фабрика, которая работает с образами общества советского периода. И мне кажется, здесь важны две линии. Во-первых, для многих из граждан, чьи предки прошли через полосу репрессий (таких осталось мало), это период травм, и поэтому для этого музея опыт работы с социальной травмой является очень важным моментом. С моей точки зрения – она моя, и с ней можно спорить, – благодаря Ленину, который является гением места Ульяновска, произошла маленькая ошибка, когда схему коммунистических отношений, которая на Западе относилась к комьюнити, к маленькому соседскому сообществу, мы перевели в большой нарратив страны и стали осуществлять в мега-масштабе. И в этом отношении, сотрудничество и согласование действий на небольшом уровне, на уровне местного значения у нас очень плохо разработаны: можно посмотреть наши ток-шоу, чтобы увидеть, как наши люди плохо умеют согласовывать свои разные позиции. 
 
В этом отношении, если это будет музей участия, музей обучения кооперативным формам отношений, совместным, слаженным профессиональным действиям, умениям заключать договор и учитывать разные позиции – это задача очень высокого полета, потому что есть большой риск. Мы очень любим сваливаться в простые быстрые решения – вот этого бы не хотелось. 
 
Алексей Юдин: 
 
Спасибо. Ну, я чувствую, что у Вас есть и готовые предложения? 
 
Николай Прянишников: 
 
У меня 4 модели. 
 
Модератор: 
 
Вот смотрите: первая тема, которую мы обсудили, по сути касалась исторической памяти. Со стороны наших ульяновских коллег были высказаны пожелания о возвращении в строй Ульяновска как крупнейшего туристического музейного центра страны. Это не просто ностальгия по прошлому, можно с уверенностью сказать, что с этих словах прозвучал императив исторической памяти. А теперь вопрос о том, что может произойти в Ульяновске, если все это осуществится, я бы хотел задать Сергею Геннадьевичу Лаковскому. Вопрос касается кластера как такового, туристической составляющей этого проекта и вообще о перспективы развития креативных индустрий в регионе.

Лаковский Сергей Геннадьевич, директор ОГБУ «Ульяновский областной ресурсный центр развития туризма и сервиса»: 
 
Спасибо. В своем выступлении я представлю подходы в создании этого кластера. Поэтому в 5 минут я попытаюсь рассказать, как один из инициаторов этого проекта, какие замыслы мы в него вкладываем. 
 
Во-первых, хочется сказать, что этот проект неразрывно связан с таким явлением, как туризм, и это не просто въездной туризм в Ульяновск, а актуализация целого направления в сфере культурно-познавательного туризма в России. Это так называемый «красный туризм», которого у нас еще нет и который очень сильно развит в нашей партнерской стране – Китае. Красный туризм в Китае занимает первое место среди внутреннего туризма и включает в себя посещение мест боевой авиационной славы и сопутствующих мест культурного наследия, природного наследия. Это излюбленное направление китайского внутреннего туризма.
И именно это направление по нашей инициативе включено в стратегию развития туризма России – оно начинает подниматься. Основными партнёрами являются Ростуризм и жители поднебесной, которым это интересно, которые хотят получить этот продукт. Основной продукт, который мы сформировали и презентовали в Китае, на который уже начинают ездить китайские туристы, включает посещение трех «столиц» России: Москву, Санкт-Петербург, Казань, а также Родина Ленина – Ульяновск. Это семи- или восьмидневный тур, который, на мой взгляд, на взгляд многих экспертов, наиболее емко и полно может показать цивилизационную идентичность России, поскольку затронет и все исторические пласты, и национальное, природное и ландшафтное многообразие, куда органически входит наш город. 
 
Следующий подход – это использование советского культурного наследия и его дальнейшей актуализации. Во всех этих и соседних городах имеется большое количество советского культурного наследия, которое возможно еще не введено в туристический оборот, и такая задача стоит у всех руководителей предприятий, относящихся к объектам показов. Поэтому мы предполагаем дальнейшую актуализацию и более эффективное использование советского наследия. Это более наглядно видно на примере того проекта, который мы делаем именно в нашем городе. 
 
Следующий подход – это национальный масштаб нашего проекта, предполагающий ответственный подход к этому делу, поскольку тема сложная, тема важная для нашего сознания, для будущих поколений, для тех коллег, которые жили в это время. Эта работа предусматривает серьезное обсуждение, серьезное использование экспертов. В частности, основным партнером в этой работе является Институт Российской истории РАН. Здесь присутствует Сергей Владимирович, который работает в качестве заместителя директора, с ними мы в этом году закончим работу над исторической концепцией нашего проекта. Мы понимаем, что его можно совершенно по-разному демонстрировать, но нам все же важно остановиться на глобальном подходе. 
 
Ну и следующий подход – это кластерный подход. В основе проекта заложена кластерная модель, и сам маршрут, в который входят наш город и наш проект, является кластером.
Кластер – это определенная ограниченная, компактная территория, это объединение ее с транспортом, средствами размещения. Такой подход у нас был уже разработан, привлекалась Высшая школа экономики, чтобы они создали нам кластерную модель этого проекта, и именно она вошла в стратегию экономического развития Ульяновской области и генеральный план города. Т.е. уже предполагается развитие территории на определенном участке и «взаимоувязка» развития объектов показа с объектами размещения и с объектами транспортной инфраструктуры. 
 
Следующее – это компактное ядро нашего кластера, центральная часть города. Наш город, как вы уже поняли из предыдущих презентаций, был сформирован как туристический центр к 100-летию со дня рождения Ленина. Город был значительно преобразован, и именно его центральная часть позволяет компактно разместить большое количество площадей как открытого, так и закрытого типа. Наша «программа максимум» предусматривает работу на 120 гектарах центральной части города, реконструкцию порядка 195 тысяч квадратных метров площадей и возможно новое строительство 250 тысяч квадратных площадей. Все эти большие площади призваны обслуживать туристический поток. Это можно разместить очень компактно в центральной части города, и людям, которые к нам приедут, не нужно будет долго передвигаться – размещаться, развлекаться и осматривать достопримечательности можно будет в самой центральной части города. Культурно-историческое развитие этой части нашего города предусматривает возможность размещения такого объемного проекта. Мы понимаем, что это тоже редкость, поскольку в основном центральные части наших городов достаточно сильно и плотно застроены, а вот наш город, в связи с его мемориальным статусом, сохранился открытым, и возможно даже уплотнение застройки в рамках этой концепции. 
 
Следующий подход – синхронизация реализации нашего проекта с важными датами истории нашей страны. Основные две даты, которые позволяют реализовать этот проект: 
 
2017 год – 100 лет русской революции, когда в любом случае эта тема будет актуальной и в любом случае встанет вопрос о ее увековечении, к этому времени мы сможем подготовить всеобъемлющую концепцию и всю документацию; 
 
2022 год – юбилейная дата создания СССР, т.е. именно то, чему будет посвящен наш музей.
Эти четыре года (2017 – 2022) предполагают физическую реализацию нашего проекта. Поэтому, с одной стороны, время еще есть, а с другой стороны, у нас есть два года для того, чтобы создать полновесную ответственную концепцию. Спасибо.

Модератор: 
 
Спасибо большое, Сергей Геннадьевич, вполне ясный четкий план, и теперь мы перемещаем нашу дискуссию на следующий уровень. Сергею Владимировичу и Александру Борисовичу предстоит сыграть здесь решающую роль в концептуальном плане. Мы пригласили двух лучших историков, которые постараются нам объяснить, как работать с этим историческим материалом, какие концепции, какие подходы и, прежде всего, какая необходимость работы с таким материалом существует сейчас.

Журавлев Сергей Владимирович – заместитель директора по науке Института Российской истории Российской Академии наук: 
 
Спасибо, здесь уже было сказано, что недавно мы подписали договор между коллегами из Ульяновска и Институтом Российской истории академии наук, который я здесь представляю. Институт взялся разработать историческую концепцию Музея СССР. Я сегодня слышал выступления и мнения людей с улицы по поводу Музея СССР и пытался понять, в какой степени то, что говорилось, уже соответствует нашему предварительному видению того, какая должна быть историческая концепция. Я не буду рассказывать о концепции, которой пока еще нет, но поскольку у нас дискуссионная трибуна, хотел бы просто откликнуться на некоторые вещи, которые показались мне важными. 
 
Во-первых, давайте не будем прятать голову в песок и говорить, что проект Музея СССР должен быть полностью геополитизирован. Конечно, там будет присутствовать политика, поскольку без оценки этого периода вы обойтись не сможете. Можно, конечно, как говорит мой коллега Николай Евгеньевич о том, что мы должны на локальном уровне, в рамках «комьюнити», учить людей, как они должны мирно и толерантно сосуществовать друг с другом и т.д., но все-таки наша задача в другом. Задача заключается в том, чтобы рассказать, особенно молодому поколению, которое не жило в советских условиях, что это был за период и какой опыт мы можем извлечь – возможно, позитивный, а возможно, негативный, который не хотелось бы повторять. 
 
Здесь без каких-то концептуальных вещей, пусть политического плана, мы не сможем обойтись ни в коем случае. Более того, мы не сможем обойтись без определенных воспитательных моментов. Можно, конечно, сделать «культурную мозаику»: вот этот кусочек, этот кусочек… Но давайте скажем прямо – вот говорили уже о том, что ценности всегда едины, – ничего подобного, ценности не едины, они были разные, и в нашу эпоху есть люди которые исповедуют одни ценности, а есть люди, которые исповедуют другие ценности. В советскую эпоху официально внедрялись определенные ценности, мы все знаем, какие, и некоторые вещи сейчас не принимаются. Скажем, например, «труд всему голова» – это советская ценность или ценность, характерная вообще для тысячелетней российской государственности? А «оттянись по полной», «не дай себе засохнуть» – это какие ценности, ценности чего? Это другие ценности, давайте все-таки определяться, о каких ценностях мы будем говорить в Музее СССР? И понятно, это будет носить и политический, и воспитательный характер. В концепции мы должны определить главное, что было в советскую эпоху, «реперные точки», определить, что бы мы могли взять для дня сегодняшнего и на чем мы будем воспитывать молодое поколение. 
 
Второй момент. У нас уже есть довольно богатый музейный комплекс в Ульяновске, и мы должны попытаться соединить порой несоединимое. Есть уже готовые музеи, уже действующие музеи. Я несколько лет назад был в Ульяновске и с большим удовольствием прошел по тому самому центру города, где сохранились дома, где это все поддерживается в очень хорошем состоянии, где представьте себе рядом буквально с музейными домиками домики личного пользования. 
 
Местная администрация запрещает проводить переоборудование без согласования, т.е. они пытаются сохранить, то что досталось от 19 века в плане архитектурного и садово-паркового облика, если можно это так назвать, потому что там и садики, и огородики – все это очень важно. 
 
Вопрос встает, как уже существующий музейный комплекс вписать в будущий кластер Музея СССР, что нужно строить дополнительно, как нужно переформатировать его деятельность, что уже есть для того, чтобы это соответствовало идее Музея СССР? Поскольку значительная часть относится к досоветскому периоду – к периоду, когда еще о Ленине не говорили, то, конечно, стоит вопрос, как это все стоит соединить. Галина Ивановна знает, есть довольно популярная концепция, которая называется past dependence (зависимость от прошлого).

Конечно, мы в советские времена говорили, что советский период – это новое, мы отрываемся от старого царского режима… Но, на самом деле, то, что произошло в течение 70-ти советских лет, показывает, что была определенная зависимость от прошлого, от социокультурной практики людей. Это сказывалось на быте, сказывалось на политической культуре, на всем.
Поэтому, если эту идею реализовать в качестве одной из ключевых для демонстрации того, как дореволюционное прошлое влияло на советскую эпоху и реализовать это в музее, мне кажется, было бы очень интересно. Это бы очень органично вписало бы дореволюционные музейные комплексы в советские музейные комплексы, т.е. это было бы единое целое. 
 
Я надеюсь, что осенью будет очередной культурный форум в Ульяновске, и там мы уже запланировали презентацию исторической концепции, о которой я вам рассказал, там мы уже сможем более конкретно и детально поговорить, подискутировать, обсудить очень важные точки зрения. Спасибо.

Модератор: 
 
Большое спасибо, Сергей Владимирович, вы значительно расширили смысловое поле нашей дискуссии. А теперь для финальной расстановки акцентов я передаю слово Александру Борисовичу Безбородову. Нам хотелось бы узнать от Вас о возможности современного, интегрального прочтения советского периода истории России и постараться понять, как различные аудитории могут воспринимать этот исторический период.

Безбородов Александр Борисович, Доктор исторических наук, профессор, проректор по учебной работе РГГУ, директор Историко-архивного института (ИАИ) РГГУ: 
 
Спасибо большое, дорогие коллеги, Галине Ивановне Зверевой, Алексею Викторовичу Юдину за то, что сделали меня участником этой встречи, пригласили сюда встретиться с ульяновцами, со всеми нашими коллегами. Я представляю РГГУ, и вся мудрость ведущего заключается в том, что выступая не в числе первых по такой сложной интересной проблеме, накапливается огромное количество вопросов. Никаких ответов, пока только вопросы – скорее всего, осенью их вал будет нарастать. У меня, в частности, есть два-три вопроса, которые есть смысл вынести на наше сегодняшнее обсуждение, мы без этого не сможем двинуться. В связи с тем, что время ограниченно, поставлю их. 
 
Здесь много говорили о туристическом кластере о туристическом проекте, который предстоит реализовать. Что это – туристический проект с научно-исторической концепцией или это историческая концепция положена в основу научного проекта? Это далеко не одно и тоже.
Владимир Ильич Ленин, и это второе, как известно, скончался в 1924 году. Советский союз был образован в 1922 году, и вообще, Советский союз – это во многом проект товарища Сталина. Каким образом товарищ Ленин у нас будет концептуально сопрягаться с товарищем Сталиным? Общество во многом было сталинизированное, характер государства – тоже известный, и это очень важно для себя уяснить и описать. 
 
Третий момент – у вас уже привлечена Высшая школа экономики и Институт российской истории. Естественно, вопрос к самому себе, что здесь будет делать РГГУ? Галина Ивановна начала этот разговор. У нас действительно есть центры, очень серьезно изучающие историю современной России и советское прошлое, историческую память о советском прошлом в контексте изучения современной России. Это исследуется с 1985 года. Более того, я подарю коллегам-ульяновцам историю коммунистической партии Советского союза, мы писали её не так давно. Это о Владимире Ильиче Ленине. Я не знаю, войдет это в концепцию или нет, но труда было вложено очень много. Представляется, что та работа, которую мы ведем, должна быть направлена на формирование открытой площадки ресурсного характера, многофункциональной, конечно, решающей задачи исторического образования и воспитания. 
 
В РГГУ есть довольно-таки интересный историко-культурный ресурсный центр современных технологий – технологий, изучающих международный музейный опыт. Я вам скажу, что музеев истории СССР за границей, в Европе немало, и у них есть совершенно определенный подход. С этим международным опытом будут приезжать из-за рубежа туристы, и если мы не ответим на целый ряд вопросов, то можем попасть впросак, и в очень тяжелый. Например, там дети с 5-летнего возраста уверены, что нацизм равен большевизму. И везде очень серьезно и глубоко подходят к этой проблеме – знамена одинаковые: и НСДАПовские, и большевицкие – в любой музей в Европе войдите, если мы вообще говорим, что молодежь будет заглядывать туда. 
 
Второй сюжет: вы знаете, что сейчас фальсифицированы документы по Катыни, и пакт Молотова–Риббентропа тоже якобы фальсификация. Надо отвечать на все эти вопросы. Они заводятся в иные противоположные сюжеты, по сравнению с 1990-ми годами и той же перестройкой, поэтому РГГУ может выступить как архивный, технологичный центр. Здесь должны быть копии архивных документов – Галина Ивановна с коллегами представляет центр, связанный с музейными технологиями РГГУ, и может представить их на ваш суд для того, чтобы обрамлять и регулировать концепцию в технологичном плане. 
 
И, конечно, социальные технологии работы с молодежью – я не буду их раскрывать, но если не сделать для молодежи в составе музея, условно говоря, центра военных компьютерных игр, конструкторов и т.д., то по направлению к советскому прошлому это ничего не будет смотреться. Может быть, туда придут люди среднего возраста как в точку обязательного посещения, поностальгируют по военной сверхдержаве, а маленьких, молодежь, юность – туда и не затащат. Будет просто не интересно. 
 
Вот мы говорим, он должен быть воспитательный, научный, выправлять каким-то образом историческую память… Но там должно быть интересно – и это самое главное. Концепция должна, помимо научности, привлекать людей она должна быть интересной, и вот это, на мой взгляд, самое сложное. Это третий вопрос, помимо Ленина, Сталина, туризма и науки. Если не решить эти сюжеты, то тогда едва ли есть смысл браться за это в целом. Спасибо.

Модератор: 
 
Александр Борисович, на ваш главный вопрос мы сейчас попробуем ответить практически. Потому что прямо сейчас состоится заключение соглашений между Правительством Ульяновкой области и РГГУ. Соглашение это рамочное, но я уверен, мы найдем, что конкретно поместить в эту рамку. А дальше уже последуют реальные практические шаги по осуществлению нашего проекта. 
 
Итак, для обсуждения у нас был сформулирован ряд вопросов, которые были представлены на повестке дня. На многие вопросы мы уже получили ответы, но многие темы нуждаются в дальнейшей разработке и обсуждении. В будущем нам предстоит работать пошагово, но целенаправленно, поскольку видна ближайшая стратегическая цель в развитии проекта Музея СССР – это 2017 год, год столетия Октябрьской революции. Перед нами стоят вопросы, на которые мы обязаны найти ответы, более того, мы должны создать новую культуру ответов. В этом плане то, что сейчас замышляется как проект Музея СССР, мне представляется центральным механизмом по критическому осмыслению, творческой переработке и современному обогащению тех смыслов, которые мы находим в наследии советской цивилизации. Возможно, это и есть основа той культурной программы, которая необходима поколению, имевшему свой опыт советской жизни, а затем пытавшемуся с ним распрощаться и обрести что-то новое, и тому поколения, которое приходит и задает вопросы о нашем прошлом, вопросы, на которые мы часто с трудом находим ответы. Таким образом проект Музея СССР – это действительно проект поиска смыслов для нашего общего будущего. 
 
Я благодарю всех участников нашей сегодняшней дискуссии и надеюсь, что они станут соработниками в осуществлении этого столь необходимого проекта.
26.06.2015

Возврат к списку

Комментарии

Ваш комментарий будет опубликован после проверки.


Партнеры